Общество народных чтений и Нарышкинская читальня

Наиболее крупным памятником благотворительности Э. Д. Нарышкина является здание народных чтений в городе Тамбове. Этой народной читальней Эммануил Дмитриевич как бы хотел дополнить ту колоссальную пользу своему «серому» бедному мужику, какую оказал он ему созданием Екатерининского учительского института. Он понимал, что, кроме обучения грамоте, необходимо совершенствовать ум человека, а его волю направлять на хорошее жизни, и это направление поддерживать до конца ею дней. Эммануил Дмитриевич понимал и сознавал, что выполнение этой задачи может быть достигнуто лишь при постоянной поддержке простого человека путем бесед, лекций и народных чтений. Такие народные чтения только что возникали тогда в России и  составляли одну из наиболее простых и доступных форм внешкольного образования. Главная инициатива в устройстве народных чтений в городе Тамбове принадлежала преподавателю мужской гимназии М. Т. Попову, она была поддержана кружком преподавателей средних учебных заведений. Осуществлению этой идеи на деле и развитию ее до таких грандиозных размеров Тамбовская губерния обязана щедрости обер-камергерга Двора Его Величества, действительного тайного советника Эммануила Дмитриевича Нарышкина. Первым его шагом стало внесение на нужды устроителей чтений суммы в 1000 рублей, что сразу ускорило дело, и 14 февраля 1890 гола было получено официальное разрешение на проведение таких чтений.

25 февраля 1890 года состоялось первое такое чтение в городе Тамбове, в гимназическом зале классической мужской гимназии.
Чтения в указанном помещении проводились до октября 1892 гола, т. е. почти 2,5 года. В первую половину этою года вся распорядительная и хозяйственная часть по устройству народных чтений лежала па М. Т. Попоне, а технической стороной установки и освещения картин с помощью волшебного фонаря заведовал преподаватель женской гимназии А. В. Писаржевский. После отъезда М. Т. Попова из Тамбова (сентябрь 1890 гола) была создана комиссия по проведению чтении под председательством директора реального училища В. А. Зари не кого, а после его смерти (31 июля 1892 года) В. П. Егоровского. Членами комиссии были также преподаватели средних учебных заведений, законоучители (всего 15-20 человек). На средства, выделенные Э. Д. Нарышкиным (1000рублей), были приобретены два фонаря с приспособлениями для спиртокислородного освещения, экран для картин, 60 скамеек, 10 экранов для окон, эстрады для лектора и певчих. На проведение каждого чтения расходовалось 12-15 рублей (300-350 рублей в год).
Слушателями первых чтений в основном были учащиеся, но уже вскоре количество участников чтений увеличилось до 500 человек, что привело к переполнению лекционного зала (зал МО! вместить лишь 300 человек). По этой причине пришлось принять решительные меры ^: ученикам учебных заведений было отказано в посещении чтений, часть посетителей стали размещать в прилегающем к залу коридоре, липам среднего класса, которые очень интересовались чтениями, были предоставлены платные места (три ряда стульев). За 1890;; год число посетителей чтений составило 9500 человек.
В первый период чтения начинались в воскресенье в 17 часов, но в связи с началом церковных служб в это время они были перенесены на 15 часов. Брошюры и картины для проведения чтений выписывались из Москвы. При чтениях участвовали хоры певчих, главным образом Екатерининского учительского института и реального училища. За выдачей билетов и общим порядком в зале следили дежурные члены комиссии и их помощники из числа студентов гимназии, времени и предмете чтения объявлялось каждый раз особыми афишами.
Одно из таких чтений посетил Э. Д. Нарышкин и лично убедился в сочувствии, с которым относится к чтению простой народ, убедился в тон несомненной пользе, какую может приносить это разумное развлечение для народа.
12 мая 1890 гола Нарышкин обратился к Тамбовскому городскому голове со следующим официальным письмом:
«Устроенные и феврале нынешнего года народные чтения принесли весьма утешительные результаты: на 12 чтениях присутствовало 4880 человек, т.е. более 400 человек каждый раз, и я лично мог убедиться, с каким интересом относится «серая» публика к содержанию читаемых ей брошюр, так что благодаря публичным чтениям с туманными картинами народ приобретает полезное знание и в нем развивается охота к чтению.
Однако начатому делу не достает прочного основания по двум причинам:
1) нет общества при комиссии, которая бы действовала по утвержденному правительством уставу;
2) нет постоянного собственного помещения. Решение второго вопроса я беру на себя. Я намерен построить для народных чтений специальное здание с залой, могущей вместить до 600 слушателей, и другими необходимыми приспособлениями . Здание должно иметь назначение, строго согласное с высказанным мною взглядом, т е. цель его исключительно содействовать просвещению народа, для чего я предполагаю также устроить в нем бесплатную народную читальню. Для осуществления своего намерения я нуждаюсь в месте и потому обращаюсь к Вам с покорнейшей просьбой предложить ближайшему заседанию Думы на обсуждение вопрос об отводе под предполагаемое здание участка земли ».

Тамбовская городская Дума единогласно предоставила для постройки этого здания лучшее место в центре города, рядом с городским садом. Начался период уточнений и согласований проекта и сметы строительства. 14 мая 1891 года состоялась торжественная закладка здания в присутствии самого Эммануила Дмитриевича, его супруги Александры Николаевны, администрации, представителей земства, начальников учебных заведений и членов комиссии по устройству народных чтений. В Юго-западном углу здания была заложена медная доска с надписью: «1891 года мая 14-го дня. При Государе Императоре Александре III, губернаторе бароне Рокасовском, учредителе обер-камера Двора Его Императорского Величества Э. Д. Нарышкине, строителе А. С. Четверикове ». Работа производилась по планам и под наблюдением архитектора А. С . Четверикова и его ближайшего помощника по хозяйственной части дьякона Д. Е. Голубева.

Постройка здания шла быстро. Несмотря на преклонный возраст и слабость, Эммануил Дмитриевич часто сам бывал на стройке, входя во все подробности дела, жил этой стройкой и в неоднократных беседах с рабочими выражал им свою любовь и заботу о них.
«Строю этот дом, - говорил Эммануил Дмитриевич рабочим после закладки его, - для ваших собратьев, для «серого» народа, которого я люблю». «Для вас я выстроил этот дом, ваши трудовые деньги я желаю сберечь. Вместо того, чтобы тратить праздничное время на непозволительные и убыточные развлечения, приходите в это здание и обучайтесь тому, что вам будут здесь давать », -. повторил он им также И после освящения читальни. К октябрю 1892 года здание было готово. Скромное по внешней архитектуре, оно было грандиозно и величественно внутри и представляло одно из лучших зданий города. В верхнем этаже здания находилась аудитория для народных чтений, рассчитанная на 600 человек, и аванзала. В нижнем этаже - помещение для особой библиотеке, с художественным при ней отделением, народная бесплатная читальня с отделениями для выдачи книг на дом, исторический музей и машинное отделение с динамо-машиной (ПО вольт) для электрического освещения помещений, установленной «всеобщей компанией электричества в Берлине». В подвальном помещении здания находились два калорифера для отопления. Во дворе здания устроили каменный подвал для хранения бензина, который был необходим для действия динамо-машины (позже бензин заменили керосином в связи с его меньшей пожароопасностью). При постройке здания все было предусмотрено для его сохранения, и во избежание пожаров везде, где только было возможно, дерево заменили металлом, асфальтом и бетоном. Кроме главного здания, при читальне имелся флигель, приспособленный для квартир смотрителя, библиотекаря и прочих служащих. В этом флигеле с конца 1894 года помещался книжный склад общества, который в 1898 году был расширен пристройкой за счет заработанных собственных средств.

Постройка главного здания народных чтений с его внутренней обстановкой обошлась в 80000 рублей, переделка флигеля под жилье более 6000 рублей, устройство электрического освещения - в 11000 рублей, а со всеми другими указанными выше расходами из средств Эммануила Дмитриевича было израсходовано более 100 тысяч рублей
И в этом деле Эммануил Дмитриевич не изменил своему правилу и, создав большое добро, позаботился и о вечном его существовании. 15 июля 1892 года, по открытии чрезвычайного заседания Тамбовской городской Думы, заместитель городского головы Е. С. Булгаков доложил собранию письмо Э. Д. Нарышкина на имя городского головы, в котором он жертвовал в собственность города учрежденную им в Тамбове народную читальню и обеспечивал ее капиталом в 200 тысяч рублей, а также передал 10000 рублей, пожертвованные неизвестным лицом, на содержание библиотеки-читальни. 1 октября 1892 года в новом здании состоялось первое народное чтение. Как же проходили эти чтения? «Чтения устраивались по праздничным и воскресным дням в 3 и 6 часов. При входе в здание помощники распорядителей раздавали билеты с указанием мест и наблюдали за внешним порядком во время чтений. Эти помощники назначались, как правило, из студентов Екатерининского учительского института и мужской гимназии. Обязанности распорядителей чтений возлагались на определенных людей, в основном на членов Общества. Народные чтения открывались молебном о здравии и долгоденствии их Императорских Величеств и всего царствующего дома, после чего читались брошюры разного содержания, например, «Жизнь Божьей Матери», «О Франции и французах», «Тарас Бульба » и другие. Все чтения в начале, середине и конце сопровождались пением хора или игрой военного оркестра. Из певческих хоров участвовали в чтениях Введенский, Михайло-Архангельский, Никольский и Соборный, хор реального училища и Екатерининского учительского института. Церковные хоры получали за каждое чтение плату в 5 рублей. Из военных оркестров участвовали в чтениях коллективы Борисоглебского резервного батальона и Крымского резервного батальона.

На протяжении года в среднем проводилось около ста чтений. Посетителей на этих чтениях было около 50 тысяч.