ЛИТЕРАТУРНАЯ КАРТА ТАМБОВСКОГО КРАЯ

Жемчужников Алексей Михайлович

Назовите имя Козьмы Пруткова, и многие вспомнят пару знаменитых афоризмов, например: "Никто не обнимет необъятного" или "Если хочешь быть счастливым, будь им" ... "Сочинения" Пруткова переиздаются на протяжении уже ста лет. О Козьме много написано. Не обойден вниманием и литератор один из создателей псевдонима и образа  вместе с двумя братьями и А.К. Толстым

    Поэт подолгу жил в провинции - у родственников в Витебской, Орловской, Рязанской губерниях.  Поэт и соавтор образа Козьмы Пруткова Алексей Михайлович Жемчужников  последние годы своей жизни провел в Тамбове, куда он переехал, чтобы быть поближе к дочери Ольге Алексеевне, вышедшей замуж за Михаила Андреевича Боратынского (племянника поэта), и к своим единственным внукам - Володе и Сереже, появившемся от этого брака. С младшей дочерью Анастасией он сначала снимал комнаты в доме на Козловской улице, недалеко от дома Боратынских, затем - небольшую квартиру в доме Евсюковой на улице Араповской.                                            

        Поэт и соавтор образа Козьмы Пруткова Алексей Михайлович Жемчужников (11.02.1821-25.03.1908) последние годы своей жизни провел в Тамбове, куда он переехал, чтобы быть поближе к дочери Ольге Алексеевне, вышедшей замуж за Михаила Андреевича Боратынского (племянника поэта), и к своим единственным внукам - Володе и Сереже, появившемся от этого брака. С младшей дочерью Анастасией он сначала снимал комнаты в доме на Козловской улице, недалеко от дома Боратынских, затем - небольшую квартиру в доме Евсюковой на улице Араповской.

А.М. Жемчужников с внуками Володей и Сережей Боратынскими.

Тамбов, чтобы быть с нами. После свадьбы старшей дочери он стал жить с младшей Настей сперва в Стенькине Рязанск. губ. у Мерхелевича, а затем частью в Москве, а большей частью в Петербурге. Переехав в Тамбов, он прожил в нем (за исключением своего юбилейного 1901 года, который провел в Петербурге) до самой своей смерти, т.е. до 1908 года. В городе он проводил только зимы, а на каждое лето, начиная с 1894 года, переезжал в Ильиновку, которую очень полюбил и в которой написал немало своих наилучших произведений. Некоторые стихи им были написаны прямо под впечатлением Ильиновки, напр.: «Лесок при усадьбе», «Желтая муха», «Липы», «Родная природа», посвященная моей жене и др. Много было снято мною фотографий, обрисовывающих частную повседневную жизнь Алексея Михайловича в Ильиновке и в Тамбове».

М.А. Боратынский вспоминал о А.М. Жемчужникове:
"Первое мое знакомство с Алексеем Михайловичем Жемчужниковым, моим будущим тестем, было в имении мужа племянницы его , Мерхелевич, Рязанской губ -. Стенькине -. весной 1892 года Я приезжал просить его согласия на брак с его дочерью вдовой Ольгой Алексеевной Рорец, с которой познакомился в Москве у наших общих родственников. Мы были очень оба взволнованы этой встречей и ничего, как мне помнится, не успели сказать друг другу, а прямо бросились друг другу в объятия. Этим было все сказано, и с этой минуты мы стали близки друг к другу , и отношения сразу установились между нами как у отца с сыном. Я был вдовцом и имел четырех детей от первого брака, и эти дети нашли в лице моего тестя настоящего во всех отношениях дедушку, который совершенно искренне не боялся впоследствии различию между этими внуками и родными детьми его дочери (это достаточно доказывает наши семейные отношения).

Алексей Михайлович по просьбе дочерей решился издать свои стихотворения лишь незадолго до моего знакомства с ним. Я имел весьма слабое понятие о его поэзии и первое, что я сделал после моего свидания с ним - это начал знакомиться с его стихотворениями, изданными в двух томах. Меня сразу поразила глубина мысли и сила убеждения, которые все время оставались неизменными. Затем я заметил, что стихи напечатаны в хронологическом порядке и что они в том же хронологическом порядке становятся все лучше и сильнее. Эта особенность его поэзии не ослабевать, а все более и более совершенствоваться, замечается, по-моему, и в позднейших его произведениях -. В «Песнях старости», изданных уже после его кончины «Прощальных песнях» Алексею Михайловичу было 71 год, когда я с ним познакомился, но для этих лет он казался молодым человеком - всегда жизнерадостный, любил и наслаждался жизнью с благодарностью. Здоровья он был некрепкого и вел очень правильный и скромный образ жизни. В Стенькине он жил в семье своей племянницы - дочери Льва Михайловича Жемчужникова (художника). Дочери его, Ольга и Анастасия Алексеевны, тоже временами жили с ним, особенно старшая Ольга. Дом был большой, хорошо обставленный, хозяева милые и радушные, потому Алексею Михайловичу жилось хорошо и вполне удобно. Все относились к нему с любовью и уважением. Жизнь протекала очень правильно, по строго установленному расписанию, как вообще бывает в деревенских помещичьих семьях. В известные часы привозилась почта, читались письма, газеты, по вечерам играли в карты и винт по маленькой, или же раскладывался пасьянс, чем очень любил заниматься Алексей Михайлович. Дочери Алексея Михайловича, обе музыкантши, иногда вечером играли в четыре руки и чаще всего симфонии Бетховена, которые особенно любил Алексей Михайлович. Вообще он очень любил, интересовался и понимал музыку, которую очень много слушал, долго живя за границей.

В Стенькине Алексей Михайлович жил до осени 1893 года и на зиму переехал с младшей дочерью в МосквВ Москве он сильно заболел, было что-то вроде воспаления легких. И весною, когда установилась дорога, я поехал из своего имения, где жил с семьей , в Москву и привез Алексея Михайловича к себе, в деревню Ильиновку Кирсановского уезда Тамбовской губ. Здесь он вполне поправился и осенью поехал с младшей дочерью в свое имение Павловку Елецкого уезда Орловской губ., А оттуда на зиму в Петербург.

Жемчужников с дочерьми в усадьбе Боратынских Ильиновка. Тамбовская губерния. Фото 1890-х гг.

Имение мое, Ильиновка, ему очень понравилось своим живописным расположением, и очень наслаждался своим пребыванием в моей семье, которая теперь стала для него родной. У него уже был родной внук – маленький Володя – мой сын от второго брака. Летом мне удалось сделать несколько любительских фотографических снимков, которые увековечили некоторые эпизоды из нашей жизни.

Здесь Алексей Михайлович познакомился с соседями - с моими родственниками Чичериными, Боратынскими и баронессой Дельвиг. Две старушки Боратынские и жена Владимира Николаевича Чичерина, брата Бориса Николаевича Чичерина, были родными племянницами поэта Евгения Абрамовича Боратынского, а их единоутробная сестра Елизавета Антоновна баронесса Дельвиг была дочерью поэта А.А. Дельвига, друга Пушкина. Старушки Боратынские и Дельвиг жили в 5-ти верстах от моего имения, в с. «Мара», в которой некогда жил поэт Евгений Абрамович и мать. Чичерины жили в своем имении «Сергиевка» в двух верстах от Ильиновки. Так как эти соседи принадлежали к тому же поколению, к которому принадлежал Алексей Михайлович Жемчужников, то нашлись общие знакомые и общие интересы

Вообще чувствовалось, что Алексею Михайловичу было в наших местах приятно и хорошо - он был еще достаточно крепок, чтобы делать с нами большие прогулки пешком. Особенно он любил ходить в рощу Лопатню и разговаривать с лесными караульщиками. Ему ужасно нравилась эта жизнь в лесу среди птиц и тишины, и он часто говорил, что если он был бы бедным крестьянином, то выбрал бы себе именно службу лесника.

А.М. Жемчужников в усадьбе Боратынских Ильиновка. Тамбовская губерния. Фото 1900-х гг.

Он скончался в Тамбове, где проводил зимы в последние года в доме Евсюковой на Араповской улице, где он нанимал небольшую, но уютную квартиру. Алексей Михайлович жил с младшей дочерью Анастасией Алексеевной, а когда она уезжала в Петербург или за границу, то оставался с преданным камердинером и посещался почти ежедневно своей старшей дочерью Ольгой Алексеевной , моей женой. Он любил свою одинокую, спокойную жизнь, которая давала ему возможность работать без помехи. Часто он приглашал нас обедать к себе и вечером составлялся винт, причем в числе партнеров приглашалась часто очень милая умная и образованная старушка Зинаида Ивановна Мордвинова. На лето семья моя переезжала в Ильиновку, и Алексей Михайлович следовал за ней, а я туда ездил по субботам, а иногда брал более продолжительные отпуска. Деревенская жизнь действовала на него успокоительно, и он вполне наслаждался природой и душевным отдыхом, что вылилось в его последних стихотворениях, написанных в Ильиновке, вдали от городской жизни и шума. В некоторых из них проглядывается спокойная грусть приближающегося конца, как например, «Летний зной», «Лесок при усадьбе», «Погибшая нива», «Желтая муха», «Липы», « Родная природа »,« Послание к старикам о природе »и« О, когда б мне было можно »... Стихотворения Алексея Михайловича печатались по мере их появления на свет, почти исключительно в «Вестнике Европы». Первое издание его стихотворений в двух томах было в 1892 году, затем в 1900-м году появился небольшой томик «Песни старости»; наконец, в 1908 году были изданы, уже после его кончины, его последние стихотворения под заглавием «Прощальные песни» ".

А.М. Жемчужников в кресле, подаренном ему в год 50-летия литературной деятельности. Дом Евсюковой на ул. Араповской в Тамбове. Фото начала 1900-х гг.

(Фрагмент из книги:...... Боратынский М.А. Из истории дворянского рода Боратынских / Сост, авт вступ ст и коммент М.А. Климкова Тамбов, 2007.)

О том, как в Тамбове сохраняется память о Жемчужникове

Именно он в соавторстве с Владимиром, Александром, Львом Жемчужниковыми и их двоюродным братом Алексеем Константиновичем Толстым придумал литературную маску Козьмы Пруткова. Затея с возведением гостиницы не удалась, остов недостроенного здания выкупил Сбербанк. Одним из первых дел банкиров стало установление памятной доски на месте утраченного дома писателя, а также создание совместно со специалистами областного краеведческого музея экспозиции, посвященной Жемчужникову и Пруткову.

В конце 1980-х годов тогдашнее руководство города, расчищая площадку под возведение высотной гостиницы, снесло одноэтажный деревянный дом, в котором в 1903-1908 годах жил известный русский поэт, публицист и драматург, почётный академик Императорской академии наук по классу изящной словесности Алексей Михайлович Жемчужников .

Экспозиция Тамбовского отделения Сбербанка России

С улыбкой тупого сомненья, профан, ты
Взираешь на лик мой и гордый мой взор;
Тебе интересней столичные франты,
Их пошлые толки, пустой разговор.
От Кузьмы Пруткова

Comment Stream