Когда хочется быть поэтом

Иногда очень хочется писать именно тогда, когда нет возможности. Например, ты едешь в поезде и тусклое освещение над верхними полками почти не достается до твоей "боковушки". И ты просто ждешь момента, когда доедешь до пункта назначения, не забыв посетить душ, и начнешь вываливать все те мысли, что пришли дорогой на бумагу или в блог.

Но вот ты дома. И ты не можешь вспомнить, что хотел написать. Мысли в твоей голове в любом случае были очень важные, но момент упущен и сейчас ты явно думаешь, что мог бы воспользоваться фонариком на телефоне и записать хотя бы основную мысль.

Когда поезд Н. Новгород - Москва уносил меня в сторону столицы, я совершенно точно имела что-то, что хотела донести до мира. По-моему, я тогда считала, что моя жизнь бессмысленна и что я очень от неё устала.

Сейчас я хочу написать о том, что влюбилась. Писать подобные вещи от своего имени всегда сложно, а в этот момент (сейчас ночь, поэтому могу сказать, что почти честна и почти разобралась в себе) у меня есть важный комментарий к моему заявлению: я не хочу, чтобы это заканчивалось. Не потому что загадочный избранник отвечает мне взаимностью (я из той породы девушек, кто будет сомневаться даже если подарят обручальное кольцо), а потому что даже мешая ему делать презентацию по немецкому, я чувствую себя счастливой. Не "очень счастливой" и не "самой счастливой", а просто. Счастливой. Это очень важно. Потому что такие фразы как "очень" и "самая" - не те категории, которыми измеряется счастье. Никто никогда не достигал состояния, когда какой-нибудь бородатый дяденька говорил ему: вот теперь ты САМЫЙ счастливый. Вот некуда просто больше, можешь сидеть и релаксировать. Поэтому рядом с ним я счастлива.

В отличие от меня он умеет готовить. И я даже не могу сказать, что он думает о моей тотальной лени или неспособности к приготовлению даже яичницы. Во французских фильмах главная героиня - почти всегда рассеянная и неуклюжая мечтательница, неспособная даже ходить, чтобы не спотыкаться. Впрочем, главные герои во французских фильмах такие же, так что я зря привела этот пример.

Мы совсем не похожи на ГГ французских фильмов, хотя бы потому что в отличие от него я начала учить 3 языка, устроилась на работу, играю в театре и пишу статьи. Помимо учебы. Зато он готовит. И разрешает мне есть мандарины своего соседа. И этого мне явно достаточно.

Совсем недавно не самая близкая моя знакомая удивилась, что я слишком часто упоминаю в речи его имя, на что я с невозмутимым видом сообщила, что мы просто общаемся и я чаще всего я просто обращаюсь к нему за помощью. Думаю, после рассказов о парочке глупых комментариев человека о размере моих ног, знакомая уверовала в невозможность между нами чего-то большего, чем совместное поедание мандаринов. А я мысленно дала себе по голове и дала зарок не упоминать больше его [всуе]. И все равно прокололась пару раз.

Возвращаясь к первому комментарию о таком важном событии, хочу сказать, что действительно не жалею, что половина моего мыслительного процесса бессознательно посвящена ему. Обычно, понимая, что влюблена, я, опять-таки бессознательно прячусь в толстый панцирь и веду себя как идиотка, притворяясь больной, чтобы вызвать жалость и заодно проверяя, обратят ли на меня внимание. А вот он с первого раза запомнил, что по утрам со мной лучше не разговаривать, так как я не могу отвечать из-за хриплого горла, хотя я страдаю таким жестоким синдромом болтливости и так сильно хочу рассказать собеседнику о себе абсолютно все, что очень легко выпустить половину сказанного из виду. А еще я почти уверена, что это перевесил мое постельное белье в сушилке, чтобы оно быстрее высохло. Такие вот мелочи.

Не знаю, зачем все это пишу. Мои комплексы никуда не пропали. И все это явно закончится прежде, чем начнется, но пока я счастлива.

Comment Stream