Страницы прошлого листая...

Выдающийся русский ученый, социолог, политолог, философ, историк Борис Николаевич Чичерин родился в городе Тамбове в семье богатого тамбовского помещика, происходившего из старинного дворянского рода.

Будущий философ был старшим ребенком в семье, где кроме него росли шесть братьев и сестра. Все они получили блестящее европейское образование и были связаны в той или иной степени с жизнью Тамбовского края.

Первые годы Борис Николаевич провел в имении деда Умет Кирсановского уезда, а в 1837 г. отцом было куплено в том же уезде поместье Караул, расположенное в живописной местности на правом берегу реки Вороны.

Усадьба располагалась на живописном высоком речном берегу в окружении прекрасного парка, переходящего в лес. Она была взлелеяна еще отцом, Николаем Васильевичем, человеком широкообразованным, близким знакомым поэта Е.А. Баратынского, героя Отечественной войны 1812 г. Н.И. Кривцова. Их тамбовские имения Мара, Любичи и Умет до приобретения в 1837 г. усадьбы в Карауле находились неподалеку друг от друга, и между ними, как вспоминал Борис Николаевич, «был почти ежедневный обмен если не посещений, то записок и посылок. Из столицы получали все новости дня».

В 1871 году в жизни Чичерина произошел, по его признанию, важнейший поворот - женитьба. Его избранница - Александра Алексеевна Капнист (1845 - 1920) принадлежала к старинной просвещенной дворянской семье. Она стала его верной жизненной спутницей и другом.

Знакомство Бориса Николаевича с Александрой Алексеевной произошло в Риме. В 1871 г. в Москве произошли новые встречи Б.Н. Чичерина и А.А. Капнист, а в апреле этого же года - их венчание. К тому времени Б.Н. Чичерин являлся автором нескольких известных трудов по истории России, устройству ее политической и правовой системы. Как ни одна женщина ранее, А.А. Капнист произвела на ученого настолько сильное впечатление, что маститый ученый вел себя, словно впервые влюбившийся юноша. От этого времени бурных объяснений сохранилось несколько писем Бориса Николаевича к Александре Алексеевне и письма Александры Алексеевны. Они находятся в отделе рукописей Российской государственной библиотеки, сшитые в тетрадь, на отдельных листах есть пометки А.А. Чичериной.

Через месяц после женитьбы они переехали в Караул, с детства знакомый и любимый Борисом Николаевичем. Весна была в полном разгаре. Владения родителей предстали перед молодоженами во всей своей красе, как бы приветствуя молодую хозяйку, которая призвана внести в них новую жизнь. На крыльце караульского дома сына и сноху встречала ослепшая после смерти мужа мать Бориса Николаевича с иконой и священником, окруженная всеми домашними. Собрались многие жители деревни посмотреть «на молодых», Екатерина Борисовна «представила их миру» как будущих хозяев Караула.

«Это было, - писал Чичерин, - осуществление самых заветных моих мечтаний. Я чувствовал, что я соединюсь с той, которую я избрал, или навек останусь одиноким. И мечта меня не обманула. Много пришлось нам пережить вместе тяжелого горя, но если после ранней молодости мне довелось испытать минуты радости и блаженства, я обязан ими той, которая свою судьбу связала с моей».
Поэтическое восприятие милого друга и жены А.А. Чичериной не исчезло у Бориса Николаевича после его свадьбы. В его переписке мы найдем немало следов его любви и нежности.
Вскоре после свадьбы Б.Н. Чичерин участвовал в собрании Кирсановского земства, выбирали управу и губернских гласных. Борис Николаевич был избран председателем счетной комиссии, выступал с докладом. После долгих уговоров его выбрали директором Кирсановской железной дороги. А еще днями ранее, 24 сентября 1871 г. он писал Александре Алексеевне: «Если бы я не был женат, мне трудно было бы отказаться, но теперь, слава Богу, есть серьезная причина, и никто за это пенять не может. Есть у меня милая жена, с которою буду жить в Карауле; лучшего и желать нечего. Само Провидение избрало для меня все, как следует».
Тем не менее, отказаться от должности директора не получилось, и 10 ноября 1871 г. Борис Николаевич пишет Александре Алексеевне, но уже из Петербурга, где начал работать в собрании директоров железной дороги. Начало письма - поэтическое излияние в любви к Александре Алексеевне, но в котором хорошо видна и философская мысль о роли любви в формировании человеческой личности.
Образ Александры Алексеевны проходит и через многие страницы воспоминаний Бориса Николаевича. Перо мемуариста превращается в перо поэта-лирика, когда он пишет о жизни своей семьи в родной усадьбе - Карауле - в то время, когда «все эти наслаждения воспринимаются глубоко и радостно, когда на душе мир, а в сердце любовь».
Теперь Караул для Чичерина становится островком семейного счастья, который он со всем жаром сердца желает обустроить и упрочить. «Я был тут в родной среде, - писал он, - и мог, занимаясь хозяйством и участвуя в местных делах, пользоваться достаточным досугом для продолжения ученой работы, которая все-таки составляла главную цель моей жизни».
В хозяйственных делах владелец Караула значительных успехов не достиг. Хотя в мемуарах он с удовлетворением пишет, что расширил такую весьма доходную отрасль караульского хозяйства, как табаководство. Вместе с тем, Чичерин констатировал в «Воспоминаниях»: «Относительно своего благосостояния я не сделал ни шага вперед, но зато и не разорился. Столь приятного в жизни простора в расходах я не знал, но в долги не влез...». К этим словам можно добавить, что помещик Чичерин и не стремился к извлечению максимального дохода от имения. Его сердцу был ближе аристотелевский идеал «людей среднего состояния», которые не желают себе богатства и тяготеют к мирной и схолической жизни. На первом месте у него стояла наука. Другим занятием Бориса Николаевича было устройство родного гнезда.
Живя в деревне, Борис Николаевич мечтал привести Караул к идеальному совершенству с тем, чтобы передать его своим детям в полной красе. Борис Николаевич, соблюдал традиции, заложенные отцом, активно помогал крестьянам при их невзгодах. Всех крестьян Борис Николаевич знал в лицо и по имени. После длительных дебатов ему удалось убедить население закрыть и Карауле кабак, где крестьяне пропивали последние деньги. Прекратились безобразные мирские сходки около кабака, при которых обыкновенное пьянство продолжалось в течение нескольких дней. Наиболее рачительным мужикам он помогал вкладывать деньги в банк для сохранности. Александра Алексеевна постоянно посещала избы жителей села, лечила детей, женщин, оказывала помощь малообеспеченным семьям. Добрые отношения семьи Чичериных с жителями сельской местности украшали жизнь в Карауле.
Особенно Борис Николаевич старался облегчить участь переселенцев, давал им в дальнюю дорогу хлеба, обувал и одевал детишек. Чичерин с удовлетворением вспоминал о своих добрых отношениях с крепостными крестьянами: «мы много лет живем, как родная семья», полюбил русского мужика, хотя весьма далек от того, чтобы видеть в нем идеал совершенства».
У семьи Чичериных были тесные родственные узы с тамбовскими дворянскими родами Нарышкиных и Баратынских; тем самым культурные и меценатские традиции этих семейств переплелись с традициями Чичериных. Род Чичериных с полным основанием можно отнести к числу крупнейших тамбовских меценатов второй половины XIX - начала XX вв. Ярким примером культурно-творческой деятельности может служить создание на базе местной сельской школы хорового коллектива, которым занималась Софья Сергеевна (урожденная Баратынская), жена брата Б.Н. Чичерина - Владимира. С 1867 г. в учебную программу сельской школы было введено вокальное образование. Дети ходили на спевки в дом Чичериных, в учебной практике использовали лучшие достижения вокально-хоровой практики. Школа и хор существовали на средства Чичериных.
Кроме меценатства, еще одной стороной деятельности Б.Н. Чичерина было коллекционирование. Им собрана великолепная коллекция живописи, включавшая подлинники западноевропейских художников Веласкеса, Веронезе, Рибейры, Пальмы Младшего, произведения голландских мастеров, русских живописцев Боровиковского, Тропинина, Васильева, Айвазовского, Серова. Коллекцию гравюр русских и западноевропейских мастеров в количестве 1400 листов он завещал Тамбову. В настоящее время художественные произведения хранятся и показываются в музеях Москвы и Тамбова.
Имение Караул стало по праву центром культурной жизни не только Кирсановского уезда, но всей Тамбовщины. Здесь имелась и богатая нотная библиотека. Многие представители семьи Чичериных увлекались музыкой, достигая в этом занятии высокого профессионального уровня. Традиционными для семьи Чичериных стали семейные музыкальные вечера, ансамблевое музицирование, где звучала музыка Моцарта, Бетховена, Мендельсона, Шопена и др.
Судьба подарила ему уникальную возможность общаться практически со всеми знаменитыми людьми России того времени, быть участником или очевидцем многих событий, составивших культурную и идейно-политическую историю страны. Среди этих людей представители ученого мира - Т.Н. Грановский, С.М. Соловьев, И.К. Бабст, И.М. Сеченов, Д.И. Менделеев; общественные деятели - А.И. Герцен, К.Д. Кавелин, Н. П. Огарев, Ю.Ф. Самарин, К.С. Аксаков; писатели - JI.H, Толстой, И.С. Тургенев; государственные деятели - братья Д.А. и Н.А. Милютины, К.П. Победоносцев, А.Н. Строганов и др.
Семейная жизнь Б.Н. Чичерина в эти годы была омрачена громадным личным горем - болезнь унесла в 1874 г. в младенческом возрасте дочь Екатерину и только что родившегося малютку-сына. В 1884 г. Чичериных постигла новая утрата - смерть семилетней дочери Улиньки. «Этот удар, - писал Чичерин, - сломил меня окончательно». Крайне тяжело переживал Борис Николаевич и односторонне отрицательное отношение научного мира к его трудам, надвигавшуюся волну забвения.
По воспоминаниям самого Бориса Николаевича, книги, выходившие одна за другой, «не встречали ни отзыва, ни признательности». Одиночество последних лет жизни скрашивалось работой, редкими встречами с друзьями и перепиской с ними. Одним из них был А.Ф. Кони, чутко угадывающий состояние души своего бывшего профессора и старавшийся, на сколько было это в его силах, сделать его закат менее мрачным. Письма Кони показывают объективное значение жизненного пути Чичерина, его масштаб и то, что он смог в теории и практике соединить представление о науке и общественном благе. В одном из своих писем напоследок любимому учителю и наставнику, Кони писал: «В Ваших словах я почерпнул идеал правды и справедливости, от Вас в дальнейшей Вашей жизни и трудах я научился, как надо служить этим идеям».
Умер Б.Н. Чичерин 3 февраля 1904 г., в один из своих приездов в Москву, совсем немного не дожив до революционных потрясений, против которых он принципиально восставал всю свою жизнь. Похороны его вылились в грандиозную демонстрацию. В последний путь бывшего профессора и почетного члена Московского университета вышла провожать студенческая Москва. По воле усопшего его прах перевезли из Москвы в родовое поместье Караул, где он был похоронен.

По рассказам очевидцев, на похоронах Бориса Николаевича в Карауле собралась вся округа. Несколько километров до кладбища гроб с телом крестьяне несли на руках. Кончину выдающегося мыслителя оплакивал не только ученый мир, но крестьяне, хорошо знавшие и любившие Чичерина.