I'll be there

    "Hey, Asari, what places you visited today?"

Я помню шелест листьев в глубокую осень. Стоял плотный туман, и я побрел в этом коричневом мире с коричневым настроением. А потом я услышал чей-то звонкий смех. Я шел к звуку, спотыкаясь, упал. Девушка с каштановыми локонами и фиолетовым шарфом кормила оленя. Он ел прямо из ее покрасневших от холода рук, а она смущенно смеялась. Уверен, услышав ее смех, вы бы оказались самым очарованно счастливым человеком, как я. Я подошел ближе и увидел, что олень ест бананы.

- Они не едят их, - кивал я

- Олени любят бананы, - немного испугавшись моего появления сказала девушка. Я посмотрел на нее. У нее были самые красивые глаза в мире. Вы лесник?

Я расхохотался.

- Честное слово, разве я похож?!

Она осмотрела меня, следом и я тоже. Учитывая то, что я спал на земле и упал походу сюда, то..

- Вам очень идет фиолетовый

- Не смешите. Это марон, а не фиолетовый, - засмеялась она. С испанского marrón переводится как коричневый, каштановый цвет.  

- Ээ..Я Кадзуми, - протянул я руку

- Асари, - пожала она мне руку.

- У вас совсем замерзли руки, вот, держите. - пыхтя я начал доставать мамины малиновые перчатки. - Это мамины.

- Они чудесны, спасибо большое.

- А это дайте мне, вы пока согрейтесь. Сегодня обещали снег, - кормил я оленей, пока она прищурившись стояла рядом.

В тот день мы так много разговаривали. Прошли половину леса.

Нас не остановил даже дождь на следующий день. Мы оба спешили к лесу, мы оба спешили к друг другу. Я помню, как мы забрались на высокое дерево, и просидели там весь день, слушая отрывки нашей жизни. Я помню тот светлый момент, когда наши лица прикоснулись, и я задрожав упал. Она засмеялась, и я забыл боль.

Мы проходили через огромные ели, видели самых различных птиц и зверей, слушали шелест каждого листа. Наши шаги замедлились, когда я тихонько взял ее руку. Тогда я пообещал, что никогда не отпущу эту руку. Я влюбился.

Вечером, мы стояли под снегопадом, у мертвой трассы. Светили фонари.

- Вот. Я постирала перчатки. Спасибо.

- Оставь их себе.

- А как же твоя мама? Я и так, задержала ее у себя..

- Ее нет, - прервал ее я.

Между нами воцарилась тишина, и лишь снег был слышен нам обоим. Мое сердце вырывалось из груди, будто освободилась от каких-то железных цепей, мое сердце бешено стучало.  Я отпустил голову, и в тот же миг я ощутил тепло Асари. Я ощутил ее запах, такой манящий. Мое сердце кривилось, а глаза, предатели, потеклись слезами. Я уже смутно помню, что она мне говорила, не успевая вытирать мои слезы.

За весь месяц, что мы знали друг друга, она стала для меня кем-то больше, чем просто "девушка, которая понравилась".

Comment Stream